Зима высоких цен

05 октября 2021

Громов Алексей Игоревич Главный директор по энергетическому направлению, к.э.н.

Журнал «Нефть и Капитал» опубликовал экспертное мнение Алексея Громова, главного директора по энергетическому направлению Института энергетики и финансов о возможных сроках завершения глобального энергетического кризиса и его экономических последствиях.

В любом случае до конца 2021 года и в первом квартале 2022 года мировые цены на энергоносители будут высокими

Нынешний энергокризис похож на идеальный шторм. Совпал ряд факторов.

Во-первых, спрос на энергоносители восстановился гораздо быстрее, чем ожидалось. Экономика оправилась, а энергетический сектор на фоне отложенных инвестиционных решений оказался к этому не готов.

Во-вторых, своего рода триггером, запустившим цепную реакцию повышения цен на мировом энергетическом рынке, стал газовый рынок. Ситуацию разогрели Китай и газовый рынок стран АТР в целом. Как известно, объемы СПГ как по долгосрочным контрактам, так и на споте, в первую очередь, реализуются на премиальном рынке стран АТР, а европейский рынок является для СПГ «замыкающим» — получает те объемы, которые не выбираются в Азии. По сути, случился эффект домино, когда высокий спрос на газ в АТР разогнал цены на СПГ и выбрал все свободные объемы СПГ на рынке, обеспечив условия для возникновения дефицита СПГ уже в Европе и соответствующего роста спотовых цен на европейском газовом рынке.

При этом после провального с точки зрения мирового спроса на углеводороды 2020 года Россия оказалась не готова быстро включиться в ситуацию.

Да, безусловно, «Газпром» выполняет все свои обязательства по долгосрочным контрактам, но с возможностями оперативного наращивания поставок сверх контрактных обязательств у российской компании возникают вопросы.

Так, в отличие от прошлого года все наши европейские партнеры сейчас отбирают газ по максимуму в рамках действующих долгосрочных контрактов с «Газпромом», и у «Газпрома» остается не так много реальных возможностей для быстрого маневра с дополнительными поставками газа на европейский рынок.

При этом отметим, что поставки «Газпрома» в Европу за последние восемь месяцев существенно выросли по сравнению с прошлым «провальным» годом по спросу, но они пока не дотягивают до уровня 2019 года (-19 млрд кубометров по сравнению с аналогичным периодом 2019 г.). Собственно, с этим и связаны основные претензии европейских чиновников к российской газовой компании, которые полагают, что «Газпром» способен дать больше газа Европе, но, по их мнению, сейчас намеренно не делает этого, пытаясь продавить ускоренную сертификацию и ввод в эксплуатацию своего нового газопровода «Северный поток-2».

Но в реальности ситуация сложнее. «Газпрому» нужно готовиться к пику зимнего отопительного сезона в России и заполнять российские ПХГ. И все это надо делать в ситуации высокого текущего спроса на газ как в России, так и в Европе.

Кроме того, неясно, насколько «Газпром» сегодня способен оперативно перебрасывать потоки газа в рамках единой системы газоснабжения (ЕСГ) с одного коридора на другой. Основные резервные добычные мощности компании, которые можно относительно быстро запустить, находятся на Ямале, который ориентирован на северный газотранспортный коридор, обслуживающий северные потоки. А центральный коридор поставок идет через Украину. А вот насколько «Газпром» может и готов оперативно перенаправить газ с Ямала на это направление, непонятно.

К сожалению, пока что никаких признаков, что глобальный энергокризис завершится быстро, нет. Многое будет зависеть от погоды.

Если Европу и Азию ждет холодная зима, то энергетический кризис не будет ослабевать. Цены на биржевых площадках сохранятся или будут еще выше. Если же зима окажется мягкой, то ажиотаж спроса на углеводороды будет спадать. В любом случае до конца 2021 года и в первом квартале 2022 г. мировые цены на энергоносители будут высокими. И если российские экспортеры хотят этим воспользоваться, надо действовать быстро.

Китай совершенно неожиданно столкнулся с дефицитом не только газа, но и угля, что также оказало давление на международные площадки. Сказалось несовершенство внутренних энергетических рынков в стране.

Что касается зеленой повестки, то с точки зрения экономики будут выработаны решения, как минимизировать такие риски в будущем. Речь должна будет идти, по-видимому, о дополнительном резервировании топлива и создании/расширении соответствующих мощностей хранения, а также о дальнейшем развитии технологий систем хранения электроэнергии и т. д. При этом с глобальной точки зрения от зеленой повестки никто отказываться не будет. Более того, на фоне текущего энергокризиса в Европе, наоборот, позиции зеленого движения только усиливаются. Это, кстати, наглядно продемонстрировали итоги недавних выборов в немецкий Бундестаг.

В этой ситуации вполне вероятен сценарий, о котором говорят ведущие энергетические агентства, когда под давлением беспрецедентно высоких цен на газ многие потребители будут использовать временные схемы энергоснабжения на базе значительно более дешевого мазута, что, в свою очередь, может «разогреть» и мировые цены на нефть, рискующие вырасти выше $90 за баррель к концу года.

И, как это ни парадоксально, для нас как производителей углеводородов это не очень хорошо в долгосрочной перспективе, поскольку высокие цены на одни энергоносители стимулирует потребителей к переходу на другие.

Таким образом, если производители не предпримут каких-либо действий, чтобы охладить нефтяной рынок, ВИЭ получат мощный импульс для развития и это в будущем может значительно ускорить отказ потребителей от углеводородов. В этом контексте важны скоординированные действия ОПЕК+. Думаю, что не стоит ждать первого квартала 2022 года, а уже сейчас начать обсуждать отмену ограничений на добычу нефти странами-участницами ОПЕК+, чтобы успокоить ситуацию. Россия, например, слабо заинтересована в сохранении ограничений на добычу нефти внутри страны и будет только приветствовать такую позицию ОПЕК+.

Также не стоит забывать и о том, что рост мировых нефтяных цен может оказать давление на внутренний рынок нефтепродуктов, цены на которые также готовы снова расти. И Минэнерго нужно снова думать, какие механизмы использовать, чтобы не допустить этого. Пока что все предпосылки для роста цен на бензин и дизель имеются, но никому бы этого не хотелось, поскольку для нашей страны это очередной «разгон» инфляции и рост социально-экономической напряженности.


Громов Алексей Игоревич Главный директор по энергетическому направлению, к.э.н.
Подписка на новые материалы
На вашу почту будут приходить уведомления о выходе новых материалов на сайте. Мы не передаем адреса почты третьим лицам и не спамим.
Спасибо
Спасибо, Ваша заявка принята!