ГлавнаяМедиаПубликацииИнтервьюПотолок цен на нефть пока можно просто не замечать

Потолок цен на нефть пока можно просто не замечать

30 декабря 2022

Белогорьев Алексей Михайлович Заместитель главного директора по энергетическому направлению, Директор Центра стратегического анализа и прогнозирования развития топливно-энергетического комплекса

Алексей Белогорьев, заместитель главного директора по энергетическому направлению Института энергетики и финансов дал интервью РИА «Новости» об итогах 2022 года для российского нефтегазового комплекса и перспективах развития мировых нефтегазовых рынков в 2023 году.

– Как вы считаете, какие события стали поворотными для российской нефтегазовой отрасли в этом году?

– Мне кажется, поворотное событие одно – многогранный кризис, вызванный внешними причинами – разладом в отношениях России и Запада. При этом Россия осталась сильна в том, в чем была сильна и раньше. А где были слабые места – по ним и ударило больше всего.

Сам кризис можно разбить на три составляющие. Первая – эмбарго на поставки российских энергоресурсов (нефть, нефтепродукты и уголь). Вторая – потолки цен как попытка взять под контроль и снизить нефтегазовые доходы России. А третье – технологические санкции, особенно болезненные для крупнотоннажного производства сжиженного природного газа, турбин большой мощности, сейсморазведки.

Были и, наверное, остаются иллюзии, что Китай технологически нам поможет. Но Китай – все-таки мастер по производству товаров потребительского спроса, и пока в меньшей степени – технологически сложных станков и оборудования. И это долгосрочная проблема: образовавшиеся технологические провалы нельзя устранить за один-два года.

– Вы упомянули эмбарго ЕС на российскую нефть и потолок цен. Можете оценить первую реакцию рынка?

– Она противоречива. С одной стороны, нет паники – никто пока не верит, что эмбарго и ограничения на доступ к услугам европейского фрахта и страхования сильно сократят российский экспорт. С другой стороны, некоторая нервозность все-таки заметна, поскольку сохраняется неопределенность. В итоге цены колеблются на уровне 80-85 долларов за баррель Brent, но опускаться ниже 80 долларов они пока тоже не спешат.

Проблема может усугубиться в январе, если Германия и Польша реализуют свою угрозу прекратить импорт по нефтепроводу "Дружба". Это еще примерно 500-600 тысяч баррелей в сутки, которые перенаправить уже будет сложнее. Наши основные рынки сейчас – Китай, Индия и Турция – уже перенасыщены российской нефтью, если говорить честно, потому что есть проблема энергетической безопасности (никто не хочет сильно зависеть от одного поставщика), и остается риск введения вторичных санкций со стороны США. Эти рынки можно и нужно удержать, но я не верю, что там имеются серьезные перспективы роста.

Перераспределять новые объемы придется на более мелкие рынки в той же Южной и Юго-Восточной Азии. Организационно это сложнее, придется выстраивать новые связи.

– Как вы думаете, что произойдет, когда будет введено эмбарго и потолок цен на нефтепродукты? Будет ли это концом нефтяной отрасли РФ?

– Мы не знаем пока, каким будет этот потолок. Для стран G7 сохранение экспорта российских дизельного топлива или мазута менее принципиально, так как этот рынок более узкий и немного по-другому работающий. Пока точно можно сказать, что эмбарго – это существенная проблема. Мы по-прежнему поставляем в ЕС и Великобританию порядка одного миллиона баррелей в сутки нефтепродуктов. В основном, дизель, мазут и нафту. И, прямо скажем, очевидных рынков, куда можно перенаправить эти объемы, я не вижу.

– С таким потолком в 60 долларов, страхованием и дорогим фрахтом мы вообще долго протянем?

– Текущие цены за вычетом очень дорогого фрахта невысокие, прямо скажем. Это себестоимость плюс весьма небольшая маржа. Но сейчас от текущей цены FOB до потолка нас отделяет еще 12-15 долларов – на эту величину можно увеличить цену, не боясь потери европейского фрахта. При этом идет процесс постепенного замещения этого фрахта – желательно его не форсировать (иначе ставки фрахта резко растут), но он идет. В текущих условиях потолок можно просто не замечать, потому что он ни на что не влияет. Загадывать наперед пока сложно.

– Теперь в Европе говорят, что "Газпром" навсегда потерял ее как своего крупнейшего потребителя. Каковы ваши прогнозы на этот счет?

– Действительно, произошел драматический разрыв связей, которые устанавливались более полувека. Газовый "развод" с Россией, как были уверены в самой Европе, должен был занять не менее 15-20 лет, но оказалось, что можно управиться и за полгода. Вопрос только в цене – и в буквальном и в переносном смысле.

–Поделитесь своим прогнозом по ценам на нефть и газ на следующий год?

– Я думаю, что цены в среднем по году останутся где-то в районе 80 долларов за баррель Brent, плюс-минус. При этом среднесуточно волатильность их может быть очень высокая, в зависимости от того, что будет происходить на рынке. Но пока ситуация не выглядит такой, что будет обвал цен или какой-то резкий рост.

Что касается газа, Европе объективно будет нужно по-прежнему переманивать грузы СПГ из Азии. Это неизбежно будет поддерживать достаточно высокий уровень цен. Я пока не вижу серьезных перспектив, чтобы среднегодовая цена ушла ниже 1000-1200 долларов за тысячу кубических метров по TTF. Более вероятно, что она будет ближе к 1500 долларов.

Подписка на новые материалы
На вашу почту будут приходить уведомления о выходе новых материалов на сайте. Мы не передаем адреса почты третьим лицам и не спамим.
Спасибо
Спасибо, Ваша заявка принята!