ГлавнаяМедиаПубликацииИнтервьюОПЕК-батюшка, нефть-матушка…

ОПЕК-батюшка, нефть-матушка…

04 марта 2021

Салихов Марсель Робертович Президент Института, Главный директор по экономическому направлению, к.э.н.

Президент Фонда «Институт энергетики и финансов» Марсель Салихов прокомментировал текущую позицию стран-участниц ОПЕК+ в передаче «ОТРажение» на телеканале ОТР.

Где-то год назад примерно в этих же числах вот случилось так, что мы как-то там не смогли договориться, и у нас после этого бабах! – доллар вырос, рубль упал. Вот в этот раз насколько велика вероятность такого сценария?

- Я думаю, что сценарий, который был в прошлом году, не повторится. В том числе и потому, что страны, которые участвуют в соглашении ОПЕК+, увидели, к чему приводит отсутствие соглашения. Поэтому сейчас есть неопределенность относительно того, насколько увеличивать добычу и увеличивать ли ее вообще. Соответственно, до недавнего времени на рынках было ожидание, что ОПЕК+ договорится об увеличении добычи на 500 тыс. баррелей в сутки (это не так много, на самом деле) на всю группу. Но сегодня уже были публикации Reuter о том, что страны обсуждают возможность, в том числе, оставить добычу без изменений и, соответственно, это уже сегодня поддержало цены. Потому что консенсус был на том, что ОПЕК+ все-таки будет увеличивать добычу.

Какие факторы в пользу того, что нефть продолжит дорожать? (Что, несомненно, выгодно Российской Федерации). И какие факторы, наоборот, говорят о том, что уже в общем цена стабилизировалась и, возможно, поползет вниз?

- Сейчас цена Brent в районе 64. Это очень хорошие цены. По сути, это уровень цен выше, чем был год назад в преддверии мартовской встречи 2020 года. Поэтому текущие цены в целом достаточно комфортны, в том числе и для России, Саудовской Аравии и для других стран. Основной фактор, который привел к росту цен, это сохраняющийся дефицит на рынке. Т. е. сейчас на рынке складывается ситуация, когда спрос уже начал расти по мере восстановления мировой экономики, но при этом предложение ограничено частично сделкой ОПЕК+, частично тем, что инвестиционная активность в тех же Соединенных Штатах остается достаточно низкой. Соответственно, рано или поздно ОПЕК+ придется повышать добычу. Вот это в принципе является основным риском для цен.

Марсель Робертович, а что-то мы давно не слышали о наших «друзьях-сланцевиках». Т. е., ну, в кавычках, наверное. Которые активно действовали на этом рынке. И, когда цена на нефть упала, они стали постепенно закрываться, банкротиться, уходить. Вот сейчас, вы говорите, $64 это уже достаточно комфортный уровень. А мы все о них не слышим и не слышим. Они не возвращаются на рынок со своим предложением?

- Здесь есть несколько причин. Во-первых, просто требуется время. Даже сланцевым компаниям, которые быстро реагируют на изменение ценовой конъюнктуры, требуется время. Если вы вспомните, то еще в ноябре прошлого года цены были в пределах $40 за баррель. Сейчас $64. Но, соответственно, прошло лишь всего 3 месяца. Это даже для компаний, которые быстро действуют, все равно достаточно короткий срок. Соответственно, если цены остаются на текущих уровнях, можно ожидать, что какое-то влияние на добычу произойдет в конце 2021 – в начале 2022 года.

- И, соответственно, основным фактором для сланцевиков являются цены. Т. е. если цены растут, соответственно все больше … месторождений становятся рентабельными. И они будут возвращаться. Это практически такой неизбежный сценарий. Хотя, естественно, то, что называется sweet spots, т. е. это самые такие «сладкие» участки, самые выгодные, они по большей части все равно уже были использованы в предыдущем раунде снижения цен. Поэтому такой вот сильной реакции, как это происходило, допустим, в 2015-2016 годах, сейчас не будет происходить, просто по ресурсным ограничениям.

 

Подписка на новые материалы
На вашу почту будут приходить уведомления о выходе новых материалов на сайте. Мы не передаем адреса почты третьим лицам и не спамим.
Спасибо
Спасибо, Ваша заявка принята!