ГлавнаяМедиаПубликацииИнтервьюГазовый разрыв с Европой: почему они не мерзнут, а мы считаем убытки

Газовый разрыв с Европой: почему они не мерзнут, а мы считаем убытки

08 ноября 2022

Белогорьев Алексей Михайлович Заместитель главного директора по энергетическому направлению, Директор Центра стратегического анализа и прогнозирования развития топливно-энергетического комплекса

Алексей Белогорьев, заместитель главного директора по энергетическому направлению Института энергетики и финансов дал интервью изданию «Новые известия» о текущих и перспективных отношениях России и Европы в газовой сфере.

Одна из главных интриг 2022 года - сможет ли Европа прожить без российского газа - окончательно разрешилась и не в пользу России?

- И мы, и европейцы долгие годы убеждали себя и друг друга, что наши газовые связи нерушимы, и партнерская зависимость настолько высока, что ее просто невозможно разорвать быстрее, чем за 15-20 лет. Но 2022 год наглядно показал, что все возможно, если очень захотеть.

Если мы говорим о физических поставках, об объемах газа, то Европа уже сейчас заместила основную часть российского трубопроводного импорта.

Однако достигнуто это было за счет экстремально высоких цен. И если говорить уже о ценовом факторе, то в этом смысле заместить российский газ не получилось и в ближайшие годы не получится. Чтобы было понятнее, о чем речь: в августе 2022 г., когда российский газ еще поступал в Германию по «Северному потоку», его среднемесячная цена, согласно данным немецкой статистики (Destatis), составляла в Германии 577 долларов за тыс. куб. м. Норвежский газ стоил в это же время 1585 долларов, а спотовые поставки, привязанные к индексу хаба TTF, – 1785 долларов. В итоге цена на российский газ была более чем в два раза ниже средней цены импорта газа в Германию. То есть Россия формировала нижнюю часть ценового предложения газа и делала это в течение десятилетий.

И потеря основного относительно дешевого источника газа – это проблема для европейской экономки на годы, если не на десятилетия. Это и есть та цена, которую Европа вынуждена платить за разрыв энергетических связей с Россией.

Под конец года недостающий объем удалось заместить за счет СПГ. А в 2023 году с нулевыми поставками по «Северному потоку» Европе что делать?

-Да, недостающий объем покрыли в основном за счет СПГ. Его импорт в страны ЕС вырос по итогам января-октября 2022 г. на 44,5 млрд куб. м к уровню прошлого года, т.е. до 107 млрд куб. м. Это колоссальный рост, учитывая, что сам мировой рынок СПГ балансирует на грани дефицита. Плюс заметно увеличились поставки норвежского газа (по итогам года ожидается рост примерно на 9 млрд куб. м), в меньшей степени – азербайджанского. Дополнительным источником стали и перетоки газа из Великобритании: в отдельные месяцы они достигают 2,5 млрд куб. м, хотя раньше редко превышали 0,3-0,4 млрд.

Россия в последние два месяца, как я уже говорил, поставляет, в среднем, 62-72 млн куб. м газа в сутки через «Турецкий поток» и украинский транзит. В годовом исчислении это около 25-30 млрд кубометров газа в год. Напомню, что в 2021 году Европа получала из России 141 млрд кубометров трубопроводного газа. Если в следующем году ничего не изменится, то объем поставок нашего газа упадет в 5-6 раз к уровню 2021 года.

Однако для Европы тоже не все так безоблачно. Основной риск связан с устойчивостью предложения СПГ. Поставщики СПГ вовсе не предполагали такой всплеск спроса со стороны Европы. Это стало полной неожиданностью, которая соответственно не была учтена в инвестиционных планах. В итоге существенная часть замещения происходит за счет снижения спроса в других регионах, прежде всего в Азии.

 

Подписка на новые материалы
На вашу почту будут приходить уведомления о выходе новых материалов на сайте. Мы не передаем адреса почты третьим лицам и не спамим.
Спасибо
Спасибо, Ваша заявка принята!