ГлавнаяМедиаАктуальные новостиЛитве не удастся выстроить широкую коалицию против Белорусской АЭС

Литве не удастся выстроить широкую коалицию против Белорусской АЭС

09 августа 2020

Кондратьев Сергей Вадимович Заместитель руководителя Экономического департамента

Электронное издание «Евразия. Эксперт» опубликовало интервью с заместителем руководителя Экономического департамента Сергеем Кондратьевым о перспективах развития атомной энергетике в Белоруссии.

7 августа началась загрузка ядерного топлива в реактор первого блока БелАЭС. Первые киловатт-часы электроэнергии со станции должны поступить в белорусские сети уже этой осенью. Минск рассчитывает усилить электрификацию страны, а также наладить экспорт электроэнергии за рубеж, однако против этого всеми силами выступает Литва, призывая соседей и Евросоюз бойкотировать вырабатываемое станцией электричество. Вот и теперь Вильнюс направил Минску ноту протеста, обвинив белорусские власти в нарушении принципов добрососедства. Истинную подоплеку действий Литвы и реалистичность создания коалиции против БелАЭС в интервью «Евразия. Эксперт» проанализировал заместитель руководителя Экономического департамента Фонда «Институт энергетики и финансов» Сергей Кондратьев.

— Сергей Вадимович, в августе 2020 г. стартовал ввод в эксплуатацию первого энергоблока Белорусской АЭС. Тем временем, Литва обратилась в Евросовет с требованием осудить запуск станции. Чего пытается добиться Вильнюс от Минска?

— Мне сложно объяснить экономические мотивы. В большей степени они, все-таки, политические, и дело в отношении литовской политической элиты, которая, конечно, переживает, что Литва так и не смогла реализовать свой собственный проект по строительству новой АЭС, а соседи оказались более удачливы и планируют экспортировать электроэнергию на европейский рынок, возможно даже и в ту же Литву.

С экономической точки зрения Литве было бы выгодно сотрудничество с Белоруссией в энергетической сфере. У нее есть возможности для регулирования мощности Белорусской АЭС за счет Круонисской ГАЭС, построенной в начале 1990‑х гг. для внутрисуточного регулирования Игналинской АЭС, и, если бы мы говорили исключительно об экономических мотивах, то здесь, на мой взгляд, речь шла бы о кооперации и сотрудничестве. Но политические мотивы сейчас, к сожалению, преобладают, и это приводит вот к таким действиям.

Даже если теоретически (хотя это маловероятно) Литве удалось бы заручиться поддержкой Евросовета, это была бы скорее декларативная, а не реальная поддержка.

Кроме того, нужно учитывать, что Белоруссия для Литвы является важным экономическим партнером — через литовские порты идет основной поток импортных и экспортных грузов из Белоруссии, литовские компании работают на белорусском рынке и такая жесткая позиция по отношению к БелАЭС может негативно отразиться на экономическом сотрудничестве в целом. Здесь нет экономической логики, Белорусская АЭС — это дополнительный источник относительно недорогой электроэнергии для Литвы, и импорт электроэнергии из Белоруссии позволил бы литовским потребителям сэкономить деньги.

— В Литве заявляют, что БелАЭС — это геополитический проект России. Есть ли рациональные объяснения этим заявлениями?

— Это в первую очередь коммерческий проект. Белоруссия в последние годы приложила много усилий, чтобы сделать этот проект максимально коммерчески эффективным, и желание белорусской стороны начать экспорт электроэнергии на европейский рынок абсолютно понятно, ведь цены на нем выше, чем цены на электроэнергию в Беларуси и в России. Например, в Латвии в июне 2020 г. цены на электроэнергию на оптовом рынке составляли €25 за 1 МВтч против €15 за 1 МВтч в России. Поэтому, если Белоруссия получит доступ к европейскому рынку — а я думаю, что это произойдет — это сделает проект БелАЭС более выгодным.

Если говорить про геополитические проекты и геополитическую позицию, то в большей степени это относится к Литве, чем к Белоруссии или, тем более, к России. Для России это экономический проект: она предоставила Белоруссии кредит, на который было закуплено российское оборудование, а российские предприятия выполняли проектные и строительные работы. После запуска БелАЭС российские компании будут поставлять ядерное топливо, предоставлять услуги по ремонту и обслуживанию АЭС, участвовать в торговле электроэнергией.

Я здесь вижу только экономическую логику — это дополнительные доходы для российских компаний, создание рабочих мест и доходы российского бюджета. Какой-то геополитической логики здесь не прослеживается, ведь АЭС — это не военная база или аэродром. Это коммерческий объект.

— Имеют ли претензии Литвы к системе безопасности БелАЭС под собой основания?

— Это один из самых важных вопросов. Но, на мой взгляд, литовская сторона делает все, чтобы говорить не о сути, а о том, как надо этот вопрос обсуждать. Надо сказать, что и белорусская сторона, и «Росатом» провели очень большую разъяснительную работу по Белорусской АЭС не только с белорусским обществом, но и со всеми соседними государствами. Были проведены общественные слушания о возможном воздействии проекта на окружающую среду (ОВОС) во всех странах Балтийского региона, включая, например, Германию. Единственной страной, которая отказалась от обсуждения, стала Литва, и это показывает реальную «заинтересованность» Литвы в обсуждении того, как будет работать БелАЭС.

На строящуюся АЭС неоднократно приезжали с инспекциями представители МАГАТЭ, Белоруссия провела стресс-тестирование проекта в соответствии с европейской методологией, и Еврокомиссия подтвердила надежность и безопасность БелАЭС.

Высокие оценки международных экспертов связаны с проектными решениями, заложенными в этот проект, и делающими работу АЭС максимально безопасной. Например, это ловушка расплава, которая даже в случае серьезной аварии и нарушения целостности реактора позволяет избежать ситуации, возникшей на АЭС Фукусима в Японии в 2011 г., когда расплавленное ядерное топливо попало в почву, что привело к отравлению подземных вод, радиоактивному заражению почвы и другим тяжелым последствиям.

Российским проектом предусмотрено очень внимательное отношение к безопасности. Это и пассивные системы безопасности, которые не требуют внешнего электроснабжения, и даже при полном обесточивании объекта позволяют заглушить реактор и избежать развития ситуации по неконтролируемому сценарию. Все это делает Белорусскую АЭС одной из самых безопасных в Европе.

Литовские власти могут быть в большей степени обеспокоены не строительством БелАЭС, а, например, необходимостью скорейшего вывода из эксплуатации старых АЭС в Швеции или в Германии, не оснащенных столь современными системами обеспечения безопасности.

Повторюсь, «Росатом» и Белоруссия не раз приглашали литовских специалистов для того, чтобы познакомить их с ходом работ и с проектными решениями БелАЭС, и то, что эти приглашения игнорировались официальными литовскими властями — лучший ответ на вопрос о том, беспокоит ли Литву безопасность Белорусской АЭС или просто сам факт ее наличия.

— В мае текущего года министр энергетики Литвы Жигимантас Вайчюнас заявил, что «Украина не планирует покупать, и не будет покупать электроэнергию у Белорусской АЭС в краткосрочной или долгосрочной перспективе». Удастся ли Литве создать широкую «коалицию» для бойкота БелАЭС? С какими экономическими последствиями столкнется Беларусь в таком случае?

— Это заявление не было официально подтверждено украинской стороной. В краткосрочной перспективе, если мы говорим о ближайших месяцах, у Украины действительно нет необходимости в покупке электроэнергии с БелАЭС. На Украине сейчас есть много незагруженных генерирующих мощностей. Если же говорить о долгосрочной перспективе, то я бы не был так уверен. В отличие от России, на Украине в последние годы не занимались строительством новых атомных мощностей, и после 2025 г. ей придется начать вывод из эксплуатации построенных еще в советское время энергоблоков. Это может привести к дефициту электроэнергии и необходимости ее откуда-то импортировать. Белоруссия может стать одним из источников такого импорта.

Мне кажется, что выстроить широкую коалицию против Белорусской АЭС Литве будет очень сложно, потому что в большинстве стран правительства и компании в первую очередь оценивают экономические последствия принимаемых решений. Понятно, что, если у вас есть возможность импортировать более дешевую электроэнергию из Белоруссии, то вы будете ее покупать, если же электроэнергия будет дороже, то и спроса на нее не будет.

Беседовала Мария Мамзелькина

Кондратьев Сергей Вадимович Заместитель руководителя Экономического департамента
Подписка на новые материалы
На вашу почту будут приходить уведомления о выходе новых материалов на сайте. Мы не передаем адреса почты третьим лицам и не спамим.
Спасибо
Спасибо, Ваша заявка принята!