ГлавнаяМедиаАктуальные новостиЭнергетика в целом будет другой после пандемии коронавируса

Энергетика в целом будет другой после пандемии коронавируса

10 июня 2020

Громов Алексей Игоревич Главный директор по энергетическому направлению, к.э.н.

Главный директор по энергетическому направлению Алексей Громов написал развернутый комментарий для интернет-портала «Центр энергетической экспертизы» на тему перспектив развития мировой энергетики после пандемии.

Пандемия COVID-19 оказала значительное влияние на энергетический сектор экономики. Центр энергетической экспертизы попросил экспертов рассказать, что изменится в различных сферах энергетики в краткосрочной и среднесрочной перспективе.

Алексей Громов, руководитель энергетического департамента Института энергетики и финансов:

Вопрос о судьбе энергетики после коронавируса — это не праздный вопрос. Пандемия коронавируса затронула все сферы нашей социально-экономической жизни. Абсолютно точно энергетика не будет исключением. Очевидно, что восстановление глобальной экономики и энергетики после пандемии будет базироваться на принципах ускоренного перехода к низкоуглеродному развитию. Потому что развитие рынка углеводородов и кризис на рынке углеводородов, которые мы наблюдаем в условиях сжатия спроса на жидкие углеводороды, на природный газ, а также проблемы на рынке, вызванные обрушением цен на этих рынках, показывают, что рынки углеводородов перестают быть надёжной гаванью для инвесторов. То есть многие инвесторы, которые вложились в перспективу углеводородных рынков, потеряли существенные деньги в период пандемии. Сегодня рассматривать углеводороды как надёжное средство для вложения средств становится уже не так актуально для мировых инвесторов. Они будут переориентированы в первую очередь на более перспективные в долгосрочном плане технологии, более перспективные рынки — рынки возобновляемой энергетики, рынки создания систем накопления электроэнергии. Кстати говоря, косвенным подтверждением тому, что энергетика в целом будет другой после пандемии коронавируса являются меры, которые предпринимают власти многих стран и по восстановлению автомобильной промышленности. Мы знаем, что та же Франция помогает своей автомобильной промышленности с условием, что компании, которые будут получать государственную помощь, должны инвестировать средства, получаемые в рамках такой помощи, в развитие собственного производства электромобилей. То есть мы видим, что и в этой сфере наблюдается тенденция к ускоренному уходу от углеводородов.

В этой связи эксперты нашего института ожидают, что пик потребления нефти, о котором мы говорим уже достаточно давно и дискутируем, когда он наступит — в 2030-м или в 2035 году, в условиях постпандемического развития мировой экономики ускорится. Допускаю, что он наступит раньше 2030 года — где-то к 2025 году. Те уровни потребления, которые были до коронавируса, я имею в виду 100 миллионов баррелей нефти как ёмкость мирового нефтяного рынка на конец 2019 — начало 2020 года, возможно, будут максимальным показателем для рынка, и больших значений в дальнейшем мы никогда не достигнем. Потому что спрос станет другим.

В СРЕДНЕ- И ДОЛГОСРОЧНОЙ ПЕРСПЕКТИВЕ МЫ БУДЕМ НАБЛЮДАТЬ УСКОРЕНИЕ ЭНЕРГЕТИЧЕСКОГО ПЕРЕХОДА В СТОРОНУ НИЗКОУГЛЕРОДНОЙ ЭНЕРГЕТИКИ

Хотелось бы подчеркнуть ещё один важный момент. Когда мы говорим о средне- и уж тем более о долгосрочных перспективах развития мирового энергетического рынка, то здесь мы должны в первую очередь ориентироваться на три составляющих, которые влияют на эти перспективы.

Во-первых, потребители в результате кризиса, связанного с коронавирусом, осознали, что можно прожить без такой интенсивности транспортных коммуникаций, которая существовала до коронавируса. Это означает, что спрос на моторное топливо будет восстанавливаться гораздо более медленными темпами, чем того можно было ожидать ранее. Кризис, связанный с рынком нефти, показал, что вполне можно обходиться без тех объемов нефти, которые потребляются мировой экономикой на уровне частного потребления, и скорее всего, население будет массово переходить (особенно в развитых странах) на электромобили и другие альтернативные источники энергоснабжения.

Во-вторых, инвесторы увидели, что углеводороды в условиях кризиса стали высокорисковым активом. Сегодня все меньшее число инвесторов готово вкладываться в долгосрочной перспективе в долгосрочные проекты в сфере углеводородов (кстати, эта тенденция была отмечена ещё до пандемии коронавируса). Тогда многие банки отказывались инвестировать свои средства в развитие, например, угольных проектов и в развитие части нефтегазовых проектов тоже. Этот важный тренд будет усиливаться в последующие годы.

В-третьих, на перспективы углеводородов влияют регуляторы — надо учитывать, какую энергетическую политику выстраивают как на международном, так и на национальном уровне основные экономики мира. Энергетическая политика многих стран мира, например Франции, Китая и даже Соединённых Штатов Америки, ориентирована на то, чтобы стимулировать развитие возобновляемой энергетики, электромобилей и развитие систем производства и накопления электроэнергии, систем новой мобильности.

В нынешних условиях все три фактора играют против углеводородного рынка. Поэтому в средне- и долгосрочной перспективе мы будем наблюдать ускорение энергетического перехода в сторону низкоуглеродной энергетики.

Громов Алексей Игоревич Главный директор по энергетическому направлению, к.э.н.
Подписка на новые материалы
На вашу почту будут приходить уведомления о выходе новых материалов на сайте. Мы не передаем адреса почты третьим лицам и не спамим.
Спасибо
Спасибо, Ваша заявка принята!