ГлавнаяМедиаАктуальные новостиНе стоит мелочиться. Спасут ли Россию длинные деньги?

Не стоит мелочиться. Спасут ли Россию длинные деньги?

13 августа 2020

Ершов Михаил Владимирович Главный директор по исследованию финансовых рынков, д.э.н.

Газета «Аргументы и факты» опубликовала статью о длинных деньгах, подготовленная главным директором по финансовым исследованиям Михаилом Ершовым в соавторстве с академиком РАН А. Г. Аганбегяном.

Долгосрочные инвестиции на срок от 3 лет называют длинными деньгами. В России они есть. Нужно только, чтобы наш Центро­банк перестал сидеть на «сундуке с золотом» и выполнил свои прямые обязанности по финансированию экономики.­

«Для уверенного роста инвестиций экономике нужны длинные деньги. Это прямая обязанность Банка России», — заявил президент Владимир Путин в послании Федеральному собранию 15 января 2020 г. Восемь лет назад в послании Совфеду он говорил то же самое. В ответ вложения в основной капитал со стороны предприятий и организаций, контролируемых государством, сократились за три года на 26%. Это около половины всех инвестиций в экономику. К тому же ухудшился инвестклимат, из России начался отток капитала. Тянет экономику вниз и прогрессирующее старение основных фондов.

Что же делали правитель­ство и ЦБ? Покупали доллары и евро в резервы, достигшие сегодня уже 575 млрд долл. Но крупные закупки валюты изымали из экономики те самые длинные деньги. Приятно сидеть на «сундуке, набитом золотом, долларами и евро», но цена этого удовольствия — замедление развития экономики и соцсферы. Многие годы рост нашей экономики финансировался за счёт внешних займов и экспортной выручки, прежде всего от неф­ти и газа. В условиях санкций и упавших цен на сырьё главным источником денег становится внутренний финансовый рынок. Но его возможности используются плохо. В развитых странах 30–50% всех инвестиций в основной капитал составляют банковские кредиты, в развивающихся — 20–30%, а в РФ — всего 8–10%. Наши банки выдают деньги на относительно короткие сроки, что затрудняет реализацию долгосрочных проектов. И процентные ставки высокие: цена денег часто выше, чем доходность, которую обещает проект. И вообще наша банковская система отвернулась от задач социально-экономического роста страны.

По какому пути идти?

Основные источники длинных денег в развитых странах — пенсионные фонды, страховые компании и рынок ­облигаций. Но первоочередную роль играют длинные деньги, которые формируются национальными центробанками. Увы, эти основные каналы у нас незначительны.

Например, доля госбумаг в эмиссии нацвалюты в РФ меньше чем 2%. А в США и Японии на них приходится 80–95%. ЦБ этих стран покупают облигации, выпущенные их минфинами. Причём до конца 1980-х гг. это делалось напрямую, а позднее — через коммерческие банки, получающие за посредничество комиссию. Покупая госбумаги, ЦБ осуществляет целевую эмиссию — скажем, на ипотеку, малый бизнес, региональные программы. В результате дополнительные деньги попадают в экономику в основном через госрасходы бюджета или через финансирование со стороны спецагентств. Так экономика получает длинный целевой кредит — как правило, на 30–40 лет. Купленные Центробанком бумаги хранятся у него в течение всего срока. А когда он заканчивается, часто происходит новая эмиссия и покупка новых бумаг, что делает процесс поддержания длинных целевых ресурсов в экономике бессрочным.

В России потенциал этого важного инструментария остаётся неиспользованным. Могут возразить: Минфин РФ выпускает облигации федерального займа (ОФЗ), сроки которых превышают 10 лет. Они пользуются спросом у коммерческих банков. Однако это не способст­вует удлинению финансовых ­ресурсов в реальной экономике, т. к. покупка банками ОФЗ означает изъятие денег из экономики, в том числе длинных.

Где найти эти длинные?

Задача номер один — заинтересовать частный бизнес в увеличении инвестиций в родную страну. По оценке Boston Consulting Group, частное богатство россиян составляет 1,6 трлн долл., или 90% ВВП страны за 2019 г. Более четверти этого богатства (400 млрд долл.) — в офшорах. Чтобы эти деньги начали возвращаться, надо ввести новые стимулы для предприятий.

Освободить от налога часть прибыли, из которой формируется около половины частных инвестиций, что даст 1 трлн руб.

В 1,5–2 раза сократить амортизационные сроки, что позволит получить ещё 1 трлн.

Обеспечить допинвестиции за счёт предоставления бизнесу низкопроцентных инвесткредитов под 2–4% годовых. На техническое перевооружение производства и жилищное строительство такие деньги следует выдавать на срок до 5 лет. До 10 лет необходимо кредитовать проекты по вводу новых высокотехнологичных мощностей и до 20 лет — проекты в области новой транспортно-логистической инфраструктуры и профобразования граждан. Для этого предстоит дальше снижать ключевую ставку ЦБ и в случае необходимости доплачивать банкам недостающие проценты.

Установить налоговую паузу на период техперевооружения и ввода новых мощностей, ввести таможенные и административные льготы.

Массовое техперевооружение базовых отраслей экономики надо начать уже с 2021—2022 гг. Эти программы должны охватить машиностроение, энергетику, химпромышленность, транспорт, строительство, сельское с/х.

Безусловно и бесплатно. Выгодно ли государству раздавать людям деньги?

Потенциал резервов

Какие ещё источники есть? Можно брать длинные деньги из золотовалютных резервов (с последующим возвратом). В мировой практике достаточными считаются резервы, покрывающие 3-месячный импорт страны. В РФ их объём таков, что можно по­крыть импорт за 16 месяцев. Поэтому из 575 млрд долл., в которые золотовалютные резервы оцениваются сегодня, для обеспечения безопасности достаточно забронировать 300 млрд. ФНБ, составляющий 155 млрд и являющийся частью резервов, стоит использовать по его прямому назначению — на восстановление благосостояния людей. А оставшиеся 120 млрд долл. реально направить в экономику, занимая в год по 15–20 млрд в виде инвесткредитов на возвратной основе.

Необходимо также наращивать ресурсы длинных денег в банковской системе и внебанковском рыночном секторе — в накопительном пенсионном фонде и в паевых фондах, в страховании и в виде облигаций. Эти сферы у нас самые отсталые. Доля внебанковских рыночных фондов в РФ около 10% ВВП, а гособлигаций — 15%. В то время как в развитых странах она ВВП превышает, а во многих развивающихся странах составляет 30–50% ВВП.

Фондовый рынок РФ во многом является спекулятивным, поскольку основан на коротких деньгах. Поэтому в кризис 1998 г. он упал в 10 раз, а в кризис 2008—2009 гг. — в 5 раз. Надо его преобразовать, вложив значительную долю длинных денег в реальную экономику и сформировав по примеру других рыночных стран рынок капитала, откуда также можно черпать значительные инвестиции.

Ершов Михаил Владимирович Главный директор по исследованию финансовых рынков, д.э.н.
Подписка на новые материалы
На вашу почту будут приходить уведомления о выходе новых материалов на сайте. Мы не передаем адреса почты третьим лицам и не спамим.
Спасибо
Спасибо, Ваша заявка принята!