Статьи
 
  • Пиррова победа: почему Москва и Киев не могут договориться по газу

    Агибалов С. В.
    Статьи,
    05 ноября 2013, Forbes

    На сайте Forbes.ru опубликована статья Сергея Агибалова, заведующего сектором «Экономика и финансы» Института энергетики и финансов, посвященная анализу сложившегося положения в сфере газовых отношений между Россией и Украиной.

    Приводим текст статьи полностью.

    Существующая модель взаимоотношений между Россией и Украиной в газовой сфере предполагает постоянные конфликты, однако альтернативы ей нет ни у Москвы, ни у Киева

    Между «Газпромом» и «Нафтогазом» вновь пробежала черная кошка. Украина не перечислила очередной платеж в размере $882 млн, причем речь идет о поставках за август, полная оплата которых должна проводиться еще в середине сентября. «Газпром» предоставлял отсрочку до 1 октября, но Украине не хватило и этого срока.

    Возможное последствие задержки – переход на авансовую оплату. Но это вряд ли как-то скажется на дисциплине платежей, а скорее поставит Украину в еще более затруднительное положение. Можно предположить, что тогда ей в срочном порядке придется изыскивать средства на оплату поставок сразу за три месяца – с сентября по ноябрь. А это будет сумма порядка $3 млрд, которую Украине будет просто негде взять.

    Если отойти от конкретного факта, то мы увидим патовую ситуацию.

    «Газпром» уже пятый год подряд празднует победу над Украиной. С момента заключения в 2009 год текущего контракта с базовой ценой на газ $450 за тысячу куб. м до начала текущего года «Газпром» поставил на Украину в три раза меньше газа, чем за годы длительного перехода к «рыночным принципам ценообразования» (2001-2008). При этом заплатила Украина $45,4 млрд ‑ на 20% выше, чем за предыдущие восемь лет. Украина стала для «Газпрома» самым прибыльным рынком  - высокие цены, короткое плечо доставки и фактическое отсутствие экспортной пошлины.     

    В текущем году картина поставок складывается для "Газпрома" уже не столь радужным образом. Украина существенно сократила импорт природного газа – на 20% по сравнению с предыдущим годом. При этом дело не в повышении энергоэффективности, переориентации потребления на другие источники энергии или широко разрекламированных реверсных поставок из Европы.

    Украинская экономика как была, так и остается одной из самых энергоемких, и для прогресса здесь нужны долгие годы. Определенный сдвиг энергобаланса в пользу более дешевого угля был, но это тоже длительный процесс. Основная причина текущего спада – конъюнктурная. Экономика Украины уже более года пребывает в кризисе. Промышленное производство за первые три квартала снизилось на 5%. Особенно сильно упал выпуск в отраслях — потребителях природного газа, в том числе в химической промышленности (- 20%), газовой электро- и теплогенерации.

    Так что, с одной стороны, можно говорить, что текущий уровень цен (средняя цена импорта российского газа в этом году – $415) непомерно высок для украинской промышленности и что «Газпром» теряет украинский рынок. С другой — можно ожидать, что с оживлением мировой экономики цены на сырьевые товары пойдут вверх, а с ними оживет и спрос на газ.

    Давать же существенную скидку Украине в одностороннем порядке (чтобы поддержать спрос) – более чем спорное предложение. Скидка до $300 за тыс. куб. м, заметно снизит выручку «Газпрома», но не сильно улучшит положение украинских потребителей. Большее снижение, например, до $200 тоже вряд ли вернет спрос на уровень прошлых лет, когда Украина импортировала свыше 50 млрд куб. м. Хотя такая скидка могла бы снять вопрос о добыче сланцевого газа в Украине, поскольку он стал бы явно неконкурентоспособным.

    Позиция «Газпрома» в отношении Украины выглядит очень противоречиво.

    С одной стороны, выдвигались идеи об объединении «Нафтогаза» и «Газпрома», о реализации «белорусского варианта» на Украине (приобретение газотранспортной системы), а с ним и совершенной другой уровень цен на газ. Но все это, скорее, политические лозунги в рамках попыток России вовлечь Украину в Таможенный союз. «Нафтогаз» «Газпрому» не нужен: это проблемный актив с большими долгами, изношенной инфраструктурой и высокой социальной нагрузкой в виде низких цен на газ для коммунальных предприятий. Плюс к этому еще 179 000 занятых в самой компании (для сравнения, в «Газпроме», масштаб деятельности которого на порядок больше, в России занято 404 000 человек). С уже ведущимся строительством «Южного потока» большая часть транзитной инфраструктуры «Нафтогаза» становится лишь бременем.

    В таких условиях лучший вариант для российского монополиста – не делать вообще ничего и просто получать свои миллиарды с украинского рынка. Причем то, что «Нафтогаз» не может напрямую собрать с потребителей, так или иначе ложится на всю экономику в виде роста его долга.

    Противоречий внутри Украины еще больше. Даже участвуя в Восточном партнерстве с ЕС, Украина фактически не сделала ни одного серьезного шага в реформировании газового комплекса страны. Он остается исключительно непрозрачным, что, очевидно, служит источником обогащения определенных групп. Газовый комплекс страны слишком велик, а связанные с ним интересы так различны, что «белорусский сценарий» для Украины неприемлем. Но и идти либеральным путем, повышая тарифы на газ и электроэнергию для населения, чего ежегодно требует МВФ, украинские власти не готовы. А разговоры о снижении зависимости от российского газа ведутся очень давно без видимого прогресса. Еще в середине 2000-х заявлялось, что Украина будет ежегодно добывать 30 млрд куб. м газа, теперь вовсю обсуждаются перспективы сланцевого газа, но пока Украина плохо справляется даже с поддержанием добычи традиционного газа на прежнем уровне.

    Мы наверняка будем свидетелями еще многих столкновений и заявлений, но российско-украинский газовый контракт, скорее всего, сохранится в неизменном виде до конца срока действия в 2019 году.

    Источник: http://www.forbes.ru

      Адрес публикации: http://www.forbes.ru/mneniya-column/konkurentsiya/246869-pirrova-pobeda-pochemu-moskva-i-kiev-ne-mogut-dogovoritsya-po-ga

     


    Список публикаций